8 февраля в 14.00 в Ломоносовской школе "ИНТЕК" проводится вечер встречи с выпускниками.

20 Июля 2011 года

Небольшое исследование научной деятельности М.В.Ломоносова

в области русского языка на тему «Ломоносов исозданиегибкого, звучного и точного литературного языка» ученика 9 класса Шутова Ивана.

Михаил Васильевич Ломоносов был великим человеком. Велики заслуги Ломоносова и в деле развития русского литературного языка. Недаром Радищев называл Ломоносова «насадителем» русского слова.

М.В.Ломоносов был одним из ведущих литераторов своего времени. До него русский литературный язык отличала беспорядочная смесь самых различных языковых элементов. В письменном и устном обиходе без всякого разбору употреблялись и исконно русские слова, и церковнославянизмы, значительная часть которых обветшала. Это был крайне пестрый, тяжеловесный по своей синтаксической конструкции язык. Он не мог удовлетворить растущим потребностям науки и культуры, назрела историческая необходимость коренных, решительных преобразований. Создание гибкого, звучного и точного литературного языка невозможно было без чистки и классификации его словарного состава. К выполнению этой важнейшей задачи времени и приступил Ломоносов.

В ««Предисловии о пользе книг церковных в российском языке» (1758) высказана схема деления литературного языка на три стиля—«высокий», «средний» и «низкий». Ломоносов описал стили языка с нескольких сторон. Во-первых, со стороны их словарного состава. Он выделяет в словарном составе русского языка три вида «речений»: «К первому причитаются, которые у древних славян и ныне у россиян общеупотребительны, например: бог, слава, рука, ныне, почитаю (т.е. речь идет о словах, общих для русского и церковнославянского языков). Ко второму принадлежат, кои хотя обще употребляются мало, а особливо в разговорах, однако всем грамотным людям вразумительны, например: отверзаю, господень, насажденный, взываю (т. е. речь идет о словах церковнославянского языка). «К третьему роду относятся, которых нет в остатках славенского языка, т. е. в церковных книгах, например: говорю, ручей, который, пока, лишь» (т.е. чисто русских слов и выражений). Эти группы слов М. В. Ломоносов рекомендует к применению. Кроме того, он выделяет церковнославянские, настолько устаревшие слова, что стали непонятны современникам: обаваю— «ворожу», рясны—женские украшения, свене — кроме, овогда — иногда. Такие выражения, считает Ломоносов, не следует употреблять даже в высоком стиле.

Во-вторых, эти три стиля разграничиваются «по пристойности материй». Устанавливается зависимость между «материей», т. е. темой, предметом изложения, жанром и стилем. «Высокая материя» требует высокого жанра и соответственно — высокого стиля, «низкая материя» требует низкого жанра и соответственно—низкого стиля. Для каждого жанра предусматривается один из трех стилей, отклонения не допускаются. Героические поэмы, оды, «прозаичные речи о важных материях» должны были быть написаны высоким стилем; «все театральные сочинения, в которых требуется обыкновенное человеческое слово к живому представлению действия», стихотворные дружеские письма, сатиры, эклоги и элегии, прозаические «описания дел достопамятных и учений благородных» — средним; комедии, увеселительные эпиграммы, песни, «в прозе дружеские письма, описание обыкновенных дел» — низким. Эта регламентация для того времени имела определенное положительное значение, поскольку способствовала упорядочению употребления языковых ресурсов, что является одной из величайших заслуг Ломоносова в реформе русской словесности.